Размышления замужней женщины -ч.1

Опубликовано 08.05.2019, автор Марсель Прево

В памяти моей осталось еще одно странное чувство, лишь только я осталась наедине с моим мужем, я сделалась его союзницей, вместо того, чтобы быть его врагом, как накануне, доказательство - я осмотрела его костюм и лицо, с удовольствием констатируя, что из всех мужчин, находящихся рядом с нами, он был наименее некрасивым. И я подумала - заставлю его купить английскую фуражку, как у этого господина. Эти, по-видимому, пустячные мелочи доказывают нечто важное: развитие новых чувств, вследствие того единого факта, что совершился брак. Брак до такой степени покровительствуется всеми общественными законами (приличием, респектабельностью и пр.), что он немедленно внушает новобрачной сознание уверенности и силы.

Итак, первая непреодолимая сила - закон с первой же минуты подчинил меня моему мужу...

С самого начала нашего брачного союза, древо лжи распростерло над нами свою тень. Мой муж не знает и никогда не узнает о моем прошлом в юности. Он не узнает ни о позоре моей семьи, ни об интриге с Д..., сгубившей невинность моего сердца.

Я не сказала ему это и, по совести, не могла сказать. Признаться мужу во всем, что я от него скрыла, значило сделать наш брак невозможным. Он прекратил бы всякие отношения и стал бы искать другую молодую девушку из более порядочной семьи, с менее бурным прошлым и менее опасными стремлениями. Вопреки обману или, лучше сказать, благодаря первоначальному обману, мы прожили хорошо и счастливо. Эта истина сияет сегодня предо мною в несравненном блеске. Нет возможности совместной жизни сорокочетырехлетнего мужчины и двадцатипятилетней девушки, если они откроют друг другу свою душу. Раз у человека есть прошлое, у него есть и тайны, которые он может простить себе только сам.

И я вычеркиваю из моих сокрушений все, что предшествовало нашему браку. Я буду помнить только проступки, против обязанностей нашей брачной жизни.

Здесь равенство между нами исчезает. Он и после брака продолжал свой обман. Он имел любовниц. Может быть, он имел детей. Он утаил деньги от священного союза. Втайне он был очень дурным мужем. Между тем как...

Так нет же! Не напишу этой лжи! Конечно, в законном смысле слова, я честная женщина. Никакой суд не может осудить меня. Однако, совесть моя возмутилась, когда я хотела назвать себя безупречной... И вот часть меня задерживает невозможность написать это самой себе.

А какие он мне писал письма, которые я право не имею мужества написать. Впрочем, они имеют значение только для моего мужа и для меня, выражая наши интимные чувства.

Какая жена не сочла бы себя удовлетворенной такими письмами мужа?

Я же, в этих письмах, сегодня вижу подобно грязным пятнам выступающую ложь.

Любит ли он свою дочь, состояние которой прожигает с другими женщинами? Любит ли он меня? Жалеет ли он обо мне, желает ли меня?

Вот к какому убеждению привели меня сегодня утром зрелые размышления, которые помогли мне различить из под фальшивой маски настоящие черты этого странного человека.

Когда он говорит, что любит дочь и заботится о ее будущем, он не лжет. Когда он говорит, что любит меня, что мое присутствие дорого ему, он не лжет. Он любит свою дочь, он способен работать и терпеть лишения ради нее, при этом сохраняя себе право на тайные страсти. Точно также он любит меня, или по крайней мере, нуждается во мне для удовлетворения своей нежности. Это, однако, нисколько не мешает ему иметь любовниц, с которыми он находит удовольствия другого рода.

Почему я решила так? Потому что я могу назваться честной женщиной, я тоже иногда ощущала как бы раздвоение своего сердца. Не переставая любить дочь и мужа, я с удовольствием предавалась мечтам и поступкам враждебным по отношению к моей дочери и мужу.

Да, я честная женщина, потому что никогда не совершала поступка, который можно было бы назвать подлым и низким. Но имею ли я право хвалиться моей прошлой супружеской жизнью? Увы! В этом прошлом, есть месяцы, которые я с радостью вычеркнула бы из своей жизни.

Разумеется, я была не хуже многих моих знакомых подруг, но я и не была многим лучше их. Я также пережила кризис, который они переживали на моих глазах. Я вышла из этого кризиса не виновной по закону и, вследствии этого, возгордилась своей добродетелью. Но разве это не самообман?

Что я осталась, по закону, честной женщиной, уже удивительно, ибо я не выходила замуж без уверенности, что останусь честной женщиной. Я не любила своего мужа, я была возмущена против брака, против моего брака. Однако, с этим человеком которого я не любила, прожила прекрасных восемь лет. Восемь лет из тринадцати, которые можно бы посчитать примером. И кто сотворил это чудо? Могущество ли закона или сила сожительства? Верно то, что несмотря на мои честолюбивые планы, мое возмущение и обманы, уже через неделю после свадьбы я изменилась и покорилась. Все мои самоотречения лежали в зародыше, столь быстрым отречении от воспоминаний о моей девичьей любви ради наслаждения своей новой жизнью, и за это отречение, ничего мне не стоившее, я тотчас же получила награду. Я с удовольствием погрязла в спокойствии своего отречения.

Я была тогда женою своего мужа в самом точном и наименее благородном смысле этого слова.

Я не думаю, чтобы его чувство ко мне могло назваться любовью, да и я не любила его.

Так что же это за сила?

Вот что! Я внезапно постигла, увидала то, что связывало меня с ним - это сообщничество. Сочетавшиеся браком по расчету, в первое время чувствуют себя сообщниками в некотором роде нравственной низости. Низость купить бедную девушку, низость продать себя за деньги и общественное положение, еще большая низость все-таки быть довольными друг другом, вопреки причинам для взаимных ненависти и призрения. В этот момент сообщничества, друг другу прощаю потому, что держаться друг за друга.

То, что не высказано тогда, останется тайным навсегда. Новая жизнь вдвоем созидает общее прошлое, которое в конце концов, загораживает собою два разных пути, по которому двое людей шли до своей встречи. В то же время, силы, сблизивших супругов - закон и желание - прогрессивно ослабевают. Жена видит, за ней закреплено законное преимущество, у нее нельзя отнять положение замужней женщины, пожалуй, она еще может бояться разлуки или развода, но и эти две формы все-таки существуют в законе. Что же касается господства мужчины над женщиной, то оно, по большей части, скоро исчезает. Даже если супружеская чета остается, как говорят, влюбленной друг в друга, то все-таки любовь их бывает спокойная и терпеливая. В конце концов происходит нечто, непредвиденное и совершенно невероятное для тех, кто этого не испытал, всегдашнее присутствие близкого человека становится элементом физического спокойствия. В сущности, ничего не может быть целомудреннее продолжительного сожительства, ничто не возбуждает страсти. Страсть поддерживается беспечностью, кратковременностью свиданий. А супруги видятся постоянно и вполне безопасно.

Так постепенно, исчезают обе притягательные силы, связывавшие женившихся по расчету.

Однако, мало браков расторгаются. Мне никогда не приходила мысль расторгнуть наш брак, да и муж мой, я полагаю, никогда не думал об этом. Он предпочел волнение двойственной страшно сложной жизни, спокойному разврату, в который он мог бы погрузиться с полной безопасностью, если бы получил свободу.

А я?

 

(Продолжение следует)

Комментарии: 0

Пока нет комментариев



Все поля обязательны к заполнению.

Перед публикацией комментарии проходят модерацию.