Воспитание девушек - ч.2

Опубликовано 10.09.2019, автор П. Мендус

Что касается глубины этого чувства, можно отметить только, что оно ни с чем несравнимо по его свежести и глубине впечатления. "Что касается вашего места в моем сердце, - пишет одна 16-летняя особа своей подруге по пансиону, - оно теперь стоит рядом с моими родителями и ниже только Господа Бога!" Другая девочка 15-ти лет пишет о своей учительнице, с которой ей пришлось расстаться: - "Мне кажется, что пустота, образовавшаяся в моем сердце после разлуки с ней, никогда не заполнится!" И эти полные мистицизма слова произносятся девочками, получившими воспитание от светских людей, далеких от всякого мистического направления. В этих излияниях проявляется потребность в деятельной нежности, в самоотвержении, являющаяся доказательством, что эта потребность есть привилегия женщины, не испорченной ложными влияниями. Она ищет возможности излиться на тех, кто по их мнению, принес им добро или близок им по чувствам, взаимным воспоминаниям и пережитым вместе дням.

Когда одна из подруг моложе, у старшей появляется что-то похожее на материнское чувство. В одном дневнике автор его называет свою приятельницу: "Моя милая малютка Мэри, моя прежняя маленькая дочурка"... По правде сказать любовь девочек к куклам, забота о малютках, желание с ними возиться, является проявлением вечного инстинкта материнства, вложенного природой в их душу и сердце. Но в момент возмужалости оно приобретает кажется новую силу, или по крайней мере становится сознательнее. Вот например надежда иметь маленького племянника и необходимость забавлять его, достаточно сильна чтобы отогнать страх горя. "Он начнет уже скоро ходить", - утешает себя девушка, которой пришлось отказаться от желанной поездки в Италию. "Мне будет приятнее остаться дома и возиться с малюткой Вениамином!" Или жалея оборванных малышей награждают их кучей карамели: Как они довольны безделицей, эти несчастные маленькие создания. И как приятно видеть их радость за такую малость!" Это выражения девочек от 14 до 15 лет. Но сквозь выступающий абрис женщины, упрямо проглядывает девочка. Эти девицы иногда с увлечением дерутся, даже со своими лучшими друзьями, по случаю брака кузины они радуются предлогу подольше потанцовать, не задумываясь на счет серьезности события. Да и танцывать то им все равно с девочками или с молодыми людьми. Последние служат больше мишенью для насмешек и поддразниваний. Я очень сожалею, что не могу передать комичную историю, касательно дождевого зонтика, которую мне доверили из интимного дневника. Они охотно принимают их в товарищи по играм, но нисколько не предпочитают их общество, обществу девочек. Если к ним обращаются с комплиментами, это им приятно, так как ставит их на положение взрослых молодых девушек, что всегда льстит детям, даже и мальчикам, которым приятно казаться старше своих лет. Словом девочкам этого периода еще далеко до понимания чувства любви в настоящем значении этого слова, и это продолжается еще на много лет и в дальнейшем.

Правда надо заметить, что это их неведение, особенно если к нему присоединится прежде временное любопытство, может вызвать неосторожный шаг, в котором им придется горько раскаиваться, особенно, если они увлекутся кем-нибудь недостойным, пленившим их воображение пустыми преимуществами, в которых они скоро разочаруются, когда будут более разумно относиться к людям.

И все чувства такого подростка отличаются такой же неопределенностью, чем то незаконченным, что мешает определить, какое место займут эти чувства, когда подросток превратится во взрослую женщину. Но это не может служить оправданием тому, чтобы не обращать внимания на такое выражение чувства, и не придавать ему значения под предлогом, что это примет неизвестный характер у взрослого субъекта. Таким образом думают обыкновенно воспитатели, которые претендуют, чтобы юная душа 15-летнего подростка была скроена по их мерке. Между тем очень важно, чтобы молодая девушка осталась натуральной, так как и без того они склонны, в виду их бвстрой эволюции, заменять свои нормальные чувства радости или горя, чувствами других, из окружающей среды, под чьим влиянием они находятся, необходимо, чтобы они вырабатывали свое собственное миросозерцание, воспитывали свою самостоятельность, сознательно разбирались в своих ощущениях, чтобы когда вступят в настоящую жизнь, они были готовы встретить и радость и горе, будучи в состоянии воспользоваться первым и бороться со вторым! Таким путем они воспитают в себе вкус к внутренней жизни, способность предпочтения скрытых радостей пустым радостям тщеславия и внешности, словом будут предпочитать настоящую жизнь фиктивным удовольствиям ее подобия.

Только довольно редко встречающаяся истинная оригинальность мысли и чувства может помочь девушке, предоставленной себе в 14-15 лет, образовать свои чувства самостоятельно, не под влиянием окружающей среды, что является полной невозможностью для выработки самостоятельного чувства, и сводится к подражанию другим, с целью только произвести эффект, сыграть роль, вызывающую аплодисменты, и если возможно возбудить зависть в сверстницах.

Как же следует поступить, чтобы сохранить девушке, и даже если возможно увеличить их, эти сокровища чувства и души, которые у нее есть в основе ее натуры?

Этим вопросом мы займемся в следующей главе.

Воспитание чувств подростков

Если даже в чувствах взрослого, как в выражении его самого интимного и сокровенного, очень трудно разобраться и их изучать, то тем более трудно это сделать самому внимательному воспитателю, когда дело идет о подростках с их еще установившимися тенденциями и полной неопределенностью.

И так как обыкновенно девочки этого возраста очень тщательно скрывают от взрослых свои чувства, новую тайну своего юного формирующегося сердца, то пожалуй можно было бы решить, что всякая попытка ввести какую-нибудь методу в направлении этого чувства - лишняя претензия, и лучше оставить дело идти своим путем, непосредственно предоставив влиять среде, воспитанию, известной природной утонченности чувств, не вмешиваясь в личные чувства девушки и не затрагивая с ней этих сторон ее душевной жизни.

Но с такого рода системой нельзя согласиться, нельзя забывать, что воображение может представить юному уму и любопытству, ложные идеи, обманчивые призраки и небывалую прелесть в том, что в действительности совсем далеко от правды и истинного счастья и радостей реальной жизни. Тонкая чувствительность юного существа не только не оправдывает такого воздержания от вмешательства в ее интимную жизнь, но напротив должна служить лишним стимулом к подобному вмешательству. Иначе можно ведь решить, что и ум, раз он врожденный, не требует обработки его воспитанием и развитием.

Между тем, если еще знание, в виду большей безличности идей, т.е. меньшей их индивидуальности, может само собой войти в разум подростков, без того чтобы было необходимо детальное изучение индивидуальных сторон каждого отдельного типа, то относительно чувства вопрос стоит совсем иначе.

Тем ценнее будут наблюдения и влияние на молодые умы, чем точнее будет изучена индивидуальность заинтересованного лица, но при этом не следует забывать, что чувствительность в самой своей основе, не получившей еще окончательного отпечатка, имеет уже, под невольным влиянием, внешних впечатлений, известный  отпечаток индивидуального характера, как бы слабо он не был выражен вследствие указанных выше причин.

Итак опытному воспитателю раньше всего надо поставить себе двойную цель: с одной стороны уметь овладеть доверием воспитанницы, устроить так, чтобы в своих отношениях с молодым сенситивным созданием он сумел бы расположить его к отсутствию скрытности, а с другой стороны, как только он познакомится с ее тайными мечтами, что бы он сумел в них разобраться и отобрать те из этих чувствований, которые имеют индивидуальное или общественное значение, и тогда уже культивировать их методически.

С искуссной смесью симпатий и разумной строгости, родители и учительницы могут настолько овладеть доверием девушки, что невольно, подчиняясь потребности в откровенном излиянии своих чувств, она сама пойдет на встречу всяких признаний и откроет свою душу. В этом кроется одна опасность: это если слишком большая нежность матери или воспитательницы лишить их нужного авторитета в глазах легкомысленных или слишком бойких девушек, или поведет к излишней фамильярности в этих излияниях натур романтических и сентиментальных. И воспитанницы и воспитательницы должны сделать своим принципом, что истинно сердечная привязанность основывается на поступках, ведущих к усилению и возвышению нравственной ценности сблизившихся между собой людей. Под этим условием взаимная симпатия самый верный способ для воспитательницы, чтобы проникнуть в юную душу, изучить ее недостатки и богатые сердечные качества, и воспользоваться последними, чтобы пополнить первые. Только при этом условии может она достигнуть второй цели, т.е. приготовить молодую душу к самостоятельности и познаванию себя, причем конечно можно обратить внимание на те качества, которые имеют наибольшую ценность и достойны самой высшей культивировки. И так как тенденции к этим разнородным чувствам проявляются последовательно и постепенно, то необходимо наблюдать за развитием каждой из них при ее зарождении, дабы иметь возможность направить и развивать ее так, как это находят желательным. Это происходит от того, что гораздо легче овладеть какой-нибудь склонностью и направить ее как желаешь, когда она только что зарождается, чем когда она укрепится, воплотившись в какой-нибудь определенный образ, когда она свяжет себя с какой-нибудь определенной идеей. Дать новое направление этой наклонности тогда гораздо труднее.

Войдем в подробности, конкретные примеры всегда лучше поясняют смысл и выясняют наши стремления.

Между зарождающимися наклонностями у большинства неофиток-подростков, главную роль играет стремление к красоте, способность ощущать эстетическое волнение. Они занимают первенствующее место. Под этим мы конечно подразумеваем не любовь к нарядам, но тот тайный трепет и восторг, который порождает гармония линий, звуков и красок, та интуиция, которая помогает видеть во многих вещах материализацию идеала, душу, сущность внутренней красоты. Затем, в момент зрелости, ум становится восприимчивее к социальным влияниям и стремится к приобретению чего-то общего с остальным окружающим. Но между социальными ограничениями, играющими такую роль в женской жизни, самой тиранической является мода. Если вкус не был культивирован и развит в тот момент, когда сделавшаяся более чувствительной к воспринятию эстетической интуиции девушка, когда она начнет понимать почти инстиктивно, чувством основные законы всякой красоты, то она рискует не увидеть в моде ничего, кроме условных форм, присущих социальной жизни и с тем же усердием воспринять как и самые уродливые экцентричности, как и истинное прекрасные модели, подчеркивающие и линией и окраской истинную грацию, присущую женщине.

Тоже самое можно сказать о чувстве, которое под влиянием литературы и веяния наступившего возраста тревожит мечты большей частью всех девушек.

Это - чувство любви. Конечно, не предвидится особой опасности для юного воображения унестись в страну химер, (это даже способствует иногда развитию особой нравственной деликатности), вся беда только в том, чтобы эти мечты не заходили за пределы, чтобы мечтая девушка не уносилась в облачные сферы, не отрывалась от земной действительности. Последствия такой мечтательности всегда плачевны. И вот тут то не заменим такт воспитательницы, чтобы уметь соединить в душе девушки, с этим благородным, но часто химерическим порывом, уважение к ее прямым обязанностям, как бы прозаичны и недостойны внимания они ей в ту минуту не представлялись. Например, как много девушек, и между самыми лучшими, прямо презирают домашние работы.

Очень хорошо описывает это г-жа Жорж Ренар, в своем романе "Молодая девушка". Антуанета говорит там: "Проклятое белье, после того как оно было вымыто, пришлось его сушить, пересматривать, чинить, гладить, и наконец - счастливое наконец! - укладывать в шкаф. Из всех этих операций уже я не знаю, которое показалась мне самой противной... Мое милое чтение пострадало от этого очень, целую неделю я не могла читать". И вот эта же самая молодая девушка, с горячим усердием отдалась этим же скучным занятием в лазарете, когда на это сподвигнуло ее искренняя жалость к раненым, и она захотела всем, чем возможно облегчить их страдания. Понятно, что каждая девушка, если она искренно любить и доверяет своей воспитательнице, заставить себя исполнить, из любви к ней, самую скучную работу.

Есть много и других средств внушить любовь к порядку, победить это отвращение к хозяйственным заботам. Надо заинтересовать девушку заботой о детях, которых любит большинство из них, указать ей, что она может быть здесь незаменима, помогая в уходе за ними, можно наконец приучить ее к потребности порядка и известной элегантности в обстановке, заинтересовать устройством изящного гнездышка, где бы она могла мечтать о будущем счастье. В числе необходимых домашних добродетелей, если можно так выразиться - необходимо развить в девушке с самого раннего возраста любовь к чистоте. Эта любовь совсем не так часто встречается, как можно бы было надеяться, и если не озаботиться развитием ее,  то часто даже в самой кокетливой особе мы рискуем встретиться с небрежностью в этом отношении. Надо воспользоваться часто появляющейся боязнью всего нечистого и неопрятного, которая наступает иногда у детей и развить в девушке это чувство, придав ему разумную окраску. Если всего это не суметь внушить во время, то можно будет бояться, что это стремление к опрятности не разовьется никогда.

Можно, при разумном ведении дела возбудить такое же отвращение и ко всякому нравственному безобразию, пользуясь тем живым интересом, какой испытывает юная девушка к смутным ощущениям, притягивающим ее душу к таинственным далям, к неведомым результатам. Таким путем достигнется то, что в девушке разовьется искренность относительно себя самой и честность, добродетели почти недостижимые для тех молодых девушек, глаза которых не видят внутренней жизни, и которые думают только о внешности.

Эти очерки быть может будут достаточны для того, чтобы показать, в каком направление должно идти воспитание чувства. Но мало самого тонкого такта воспитательницы, для того чтобы достичь желаемых результатов, если она сама не способна испытывать, а значит и передавать с достаточной симпатией, те душевные эмоции, печали и радости, какие могут возникнуть и облагородить самые вульгарные занятия, если придать им известные гуманитарные начала.

Всем известно, что самые разумные советы действуют только на разум, вызывают идейные представления, то есть только самые поверхностные стороны мысли. Совсем дрогое и глубокое впечатление производят факты, задевающие наше чувство и влиящие непосредственно на чувство, возбуждая их самым действием или фактом. Поэтому необходимо приучать подростков к занятиям, которые мало по малу развивают их женские способности, прежде чем они еще сознательно не познакомились с обратной стороной дела, не успели ознакомиться и с противоположными течениями. Поэтому же самому необходимо всякого рода празднества, где бы ярко освещались главные темы, присущие зарождающимся стремлениям к семье, материнству, отечеству, труду, любви, справедливости и т.д. пусть это достигается: драмой, музыкой, декорацией, словом с помощью эстетической формы, которая одновременно соединяла бы и воспитателей, и воспитуемых в одном чувстве, рождало бы одни и те же эмоции. Но что бы не предпринималось в этом направлении, главное нельзя пропустить время, потому самые ценные наклонности просыпающиеся в момент возмужалости, к несчастью слишком кратковременны. Очень часто в 17-18 лет многие молодые девушки уже неспособны увлечься чем-нибудь самостоятельным, отдаться индивидуальному стремлению и испытать другие чувства кроме эмоций пошлых радостей и удовольствий толпы.

"Вестник моды" 1916 год

Комментарии: 0

Пока нет комментариев



Все поля обязательны к заполнению.

Перед публикацией комментарии проходят модерацию.